+7 (3952) 747-786
+7 (3952) 747-735

 


Садовникова Марианна Николаевна
Место работы: кафедра уголовного права ЮИ ИГУ
Научная степень, научное звание: кандидат юридических наук
Должность: доцент кафедры уголовного права ЮИ ИГУ


Негативные тенденции повторной преступности несовершеннолетних в Российской Федерации в целом, и в Иркутской области в частности, актуализируют потребность определения причин такой ситуации и разработки адекватных мер, направленных на их нейтрализацию.
Устойчивость и тенденция увеличения повторной преступности несовершеннолетних свидетельствуют:
- о неэффективности исполнения уголовных наказаний, иных мер уголовно-правового характера в отношении несовершеннолетних;
- о неэффективности проводимой с несовершеннолетними субъектами системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних индивидуальной профилактической работы;
- об устойчивости негативных процессов, существующих вокруг детей-правонарушителей и слабом воздействии на эти процессы со стороны субъектов системы профилактики;
- о фактическом отсутствии воздействия на семью и ближайшее бытовое окружение несовершеннолетних правонарушителей со стороны субъектов системы профилактики.
Недостаточная эффективность воздействия на несовершеннолетнего правонарушителя связана с организационными проблемами системы профилактики преступности несовершеннолетних и проблемами индивидуального воздействия специалиста на правонарушителя.
К организационным проблемам системы профилактики преступности несовершеннолетних, можно отнести следующие:
- отсутствие организационных и правовых основ для осуществления ресоциализации несовершеннолетних как целенаправленного процесса восстановления и/или приобретения ценностей, норм, социальных знаний, опыта, а также возможностей и способностей, необходимых и достаточных для формирования у несовершеннолетнего готовности удовлетворять свои потребности, интересы, права некриминальным способом (задача-минимум) и устойчивость самостоятельной позитивной социализации его личности (задача-максимум);
- разобщенность деятельности субъектов системы профилактики, рассогласованность их действий в связи с отсутствием организационных основ деятельности и координационного звена, отвечающего за деятельность по ресоциализации лиц, совершивших уголовно-наказуемые деяния;
- преследование субъектами системы профилактики собственных целей, которые не всегда согласуются между собой;
- выполнением различными структурами одних и тех же действий, не влияющих по существу на конечный результат – предупреждение повторных преступлений (постановка на учет, профилактические беседы, сбор характеристик и т.п.);
- отсутствие совместных (межведомственных) индивидуальных программ ресоциализации несовершеннолетних осужденных;
- оказание помощи ребенку исходя из собственного функционала субъектов системы профилактики, а не из потребностей ребенка («сделаю то, что могу, а не то, что нужно»);
- не стабильность, а порой и отсутствие эффективного сопровождения семьи и несовершеннолетнего;
- отсутствие взаимодействия с ближайшим бытовым окружением несовершеннолетнего правонарушителя;
- отсутствие взаимодействия с образовательным учреждением несовершеннолетнего правонарушителя;
- перегруженность сотрудников «бумажной» работой, которая сокращает непосредственную работу с несовершеннолетним.
Устранение выше обозначенных организационных проблем, тем не менее, по нашему мнению, не способно изменить ситуацию в сфере профилактики преступности несовершеннолетних, если не будут решены проблемы, связанные с неэффективным индивидуальным воздействием специалиста на правонарушителя.
Неэффективное индивидуальное воздействие специалиста на правонарушителя вызвано совокупностью следующих обстоятельств:
- неконструктивное либо деструктивное взаимодействием с ним;
- формальный подход к выполнению своих функций;
- сохранение карательного подхода к работе с несовершеннолетним, который выражается в наказывании , а не восстановлении несовершеннолетнего в социуме;
- игнорированием проблем несовершеннолетнего;
- игнорированием индивидуальных и возрастных психологических особенностей несовершеннолетнего.
Из всей совокупности обстоятельств остановимся на неконструктивном и деструктивном взаимодействии специалиста с несовершеннолетним правонарушителем, как наиболее влияющих на неэффективное воздействие специалиста на несовершеннолетнего.
Неконструктивное взаимодействие с несовершеннолетним правонарушителем выражается:
- в изначальном негативном эмоциональном настрое к несовершеннолетнему правонарушителю;
- в снисходительном отношении (унизительное утешение; унизительная похвала; упрек; подшучивание), менторском отношении (категоричные оценки, суждения, высказывания; навязывание своих советов, своей точки зрения; напоминание о неприятном; нравоучения и поучения);
- в формализованном взаимодействии специалиста с несовершеннолетним правонарушителем, когда специалист выполняет определенные функции, возложенные на него, с целью выполнения этих функций, не стремясь к достижению общего результата – предупреждению совершения несовершеннолетним преступлений; формализованное взаимодействие отличает акцентирование на «внешней форме» (чтобы все видели, что специалист «работает»);
- в стереотипности мышления в отношении несовершеннолетнего правонарушителя/его ситуации, семьи, ближайшего бытового окружения («им нельзя верить, все равно обманут», «семья несовершеннолетнего правонарушителя несостоятельна в воспитании ребенка» и др.);
- в формировании суждений о несовершеннолетнем/его ситуации, семьи, ближайшем бытовом окружении на основе мнений, а не фактов при отсутствии стремление к выяснению более объективной ситуации о несовершеннолетнем;
- в стремлении специалиста при взаимодействии укрепить свою позицию: обращение к другим специалистам для подтверждения своей правоты; подкрепление своей позиции авторитетным мнением и др.;
- в оценивании несовершеннолетнего как личности;
- в манипулировании несовершеннолетним (утаивание информации; обман или попытка обмана; искажение информации в удобную для себя сторону и др.; игра «в плохого и хорошего полицейского»);
- в нарушении этических норм (причиненные случайно неудобства без извинения; игнорирование партнера по общению (не поздоровался, не пригласил сесть, не проявил внимания, продолжает заниматься посторонними делами и т. п.); перебивание собеседника; перекладывание ответственности на другого человека и т.д.).
Деструктивное взаимодействие с несовершеннолетним правонарушителем выражается:
- в авторитарном подходе к несовершеннолетнему, к его семье, который предполагает то, что специалист «встает над» несовершеннолетним и его семьей, и демонстрирует свою власть («попробуйте только у меня не сделать…»); авторитарный подход предполагает полное и безоговорочное подчинение несовершеннолетнего и его семьи специалисту, четкое следование его советам; используется метод приказов, требований;
- переходом на личности, вместо обсуждения действий/бездействия несовершеннолетнего («ты – плохой» вместо обсуждения «ты сделал плохо»);
- в проявлении прямого негативного отношения не только к самому несовершеннолетнему правонарушителю, но и к его семье, к его ближайшему бытовому окружению (проявляется в приказаниях, угрозах, грубых замечаниях, критике, обвинениях, насмешках, издевках, сарказме);
- в проявлении негативных эмоций по отношению к несовершеннолетнему (агрессивное отношение, проявление злости, раздражения и т.д.), при этом, по нашему мнению, не имеет значения, вызвано ли такое эмоциональное состояние действиями/бездействием несовершеннолетнего или нет;
- в навешивание «ярлыков», т.е. стигматизация несовершеннолетнего («ты – бестолочь», «ты – некчемный человек», «ты - нелюдь» и т.д.); стигматизация ребенка как нарушителя, как проблемного ребенка, не способствует доверительным отношениям с ним, создает для него условия дальнейшего поведения в качестве девианта;
- в «предсказаниях» последствий преступного поведения несовершеннолетнего («ничего хорошего из тебя не выйдет», «будешь как твой отец (брат, сват…) по тюрьмам мотаться», «закончишь свою жизнь под забором» и т.д.);
- в смещении изначального предмета взаимодействия, в уходе от темы обсуждения (например, специалист назначает встречу несовершеннолетнему для того, чтобы узнать, как он выполняет возложенные на него обязанности с переходом на обсуждение того, какой несовершеннолетний «плохой»);
- в крайней степени негативного искажения информации о несовершеннолетнем (например, «выдергивание» из полученной информации о несовершеннолетнем только негативного и утрирование ее) и в «приписывании» себе «добродетелей» (например, «я как всегда оказался прав», «что для них не делай, как не старайся, толку не будет» и т.д.);
- в восприятии специалистом самого несовершеннолетнего «как проблемы», а не его ситуации, его поведения;
- в провоцировании конфликтных ситуаций с целью доказать, что несовершеннолетний «плохой»;
- в отсутствии у специалиста направленности на позитивный конечный результат взаимодействия с несовершеннолетним правонарушителем, преобладание позиции избавления от него («скорей бы исполнилось тебе восемнадцать лет…», «скорей бы тебя в колонию отправили…»).
Опыт многолетней работы с несовершеннолетними правонарушителями, их родителями, опыт тренинговой работы со специалистами системы профилактики преступности несовершеннолетних, результаты анкетирования всех этих групп , подтверждают выше обозначенные проблемы взаимодействия специалиста с несовершеннолетним правонарушителем и позволяют сделать следующие выводы.
Во-первых, несовершеннолетние правонарушители отмечают: крайнюю степень конфликтности во взаимоотношениях со специалистами системы профилактики; недоверие и к самим сотрудникам и к той, информации, которая «идет от специалиста»; безразличие специалистов к проблемам несовершеннолетнего; наличие чаще всего негативных оценок в адрес и несовершеннолетнего и его семьи; результатом взаимодействия со специалистом чаще всего является ответная негативная реакция несовершеннолетнего; и др. Наряду с этим, дети стремятся к оправданию специалистов («им некогда», «да им и так с нами достается», «с нами только так и нужно» и др.). Психологи, работающие с несовершеннолетними правонарушителями , отмечают такие их психологические характеристики, как повышенная тревожность, высокий уровень конфликтности, агрессивность, наличие многочисленных «защитных реакций» и др. Данные характеристики, либо усиливаются (если уже имели место до встречи со специалистами системы профилактики) либо появляются (если ранее отсутствовали), при неконструктивном/деструктивном подходе специалиста системы профилактики, что в результате приводит к усилению девиантного поведения несовершеннолетнего.
Во-вторых, родители несовершеннолетних правонарушителей, по результатам анкетирования, также отражают такие характеристики взаимодействия между ними, их детьми и сотрудниками системы профилактики, которые позволяют сделать вывод о их деструктивном характере.
В-третьих, сотрудники системы профилактики изначально (до обучения медиативным технологиям в работе с несовершеннолетними правонарушителями) отмечают, что они взаимодействуют с несовершеннолетними и их семьями «нормально», «как и положено», и др. Приводимые сотрудниками примеры подтверждают использование чаще всего деструктивного варианта взаимодействия. В ходе участия в тренингах, сотрудники переходят от оправдания своего деструктивного взаимодействия («у нас нет времени на конструктивное взаимодействие», «по другому и нельзя», «мы всегда все так делали, и ничего работаем же…», «мы все равно не сможем ничего изменить, хоть конструктивно, хоть деструктивно, он таким родился и таким и будет…») к признанию того, что оно неэффективно и нужно действовать по-другому.
Результаты неструктурированного интервью с сотрудниками (общая тема исследования – вопросы взаимодействия сотрудников системы профилактики и несовершеннолетних), фокусированного группового интервью , проведенного в 2011-2012 гг. , после обучения сотрудников по программе повышения квалификации «Медиативные технологии в работе с несовершеннолетними, находящимися в трудной жизненной ситуации или социально опасном положении», позволяют сделать выводы о наличии целой совокупности преград для выстраивания эффективного взаимодействия специалиста и несовершеннолетнего.
Так, сотрудники выдели следующие причины неконструктивного или деструктивного взаимодействия специалиста с несовершеннолетним, которые, по нашему мнению, можно подразделить на несколько групп: организационные препятствия (нарушение лимита нагрузки на каждого сотрудника; ориентирование сотрудников на работу с документами, а не с несовершеннолетним; неудовлетворительные условия работы сотрудников, которые не позволяют чувствовать себя комфортно как сотруднику, так и посетителю; нерациональное использование рабочего времени; отсутствие на практике формы индивидуальной работы как таковой, часто работа носит групповой характер (или группа специалистов и один ребенок или группа детей и один специалист); большинство сотрудников, имея какое-либо высшее образование, не имеют образования педагогического, психологического, что позволило бы им устанавливать взаимодействие с детьми при учете психологических, возрастных особенностей детей; большинство сотрудников опираются в работе с детьми на свой собственный опыт, который не всегда позволяет им вести себя конструктивно); содержательные препятствия (большинство сотрудников: не ставят своей задачей вообще установление взаимодействия с ребенком – важнее выполнить свои функциональные обязанности; не обладают навыками и технологиями установления взаимодействия с ребенком; отмечают предвзятое отношение к ребенку как к неисправимому правонарушителю и стремление во что бы то ни стало выдавить из него признание собственной вины, и часто именно в этом цель специалиста, а не в оказании ему помощи; предвзятость отношения к ребенку, т.к. до этого уже формируют представление о нем исходя из информации, которая передана другими сотрудниками или стала известна из других источников, в том числе из бумажных носителей; оказание давления на ребенка; стереотипность в отношении ситуации ребенка (например, если есть оба родителя, которые работают – специалист оценивает семейную ситуацию ребенка как благополучную, не углубляясь в нее); отсутствие «активно слушания», т.к. специалист склонен говорить сам и делать поспешные выводы; изначальная установка на задавании вопросов, а не на слушание); институциональные препятствия (система организации деятельности большинства структур, занимающихся несовершеннолетними ориентирована на свои собственные показатели эффективности работы, которые часто идут вразрез с правами и интересами ребенка, не ставят задачей установление взаимодействия с ребенком; во многих структурах на протяжении длительного времени сотрудниками применяются неконструктивные варианты взаимодействия с ребенком: авторитарный стиль общения, грубость, манипуляции и др., которые «передаются» от одного поколения сотрудников следующему). Таким образом, можно отметить зависимость организационных проблем системы профилактики преступности несовершеннолетних и проблем индивидуального воздействия специалиста на несовершеннолетнего правонарушителя.
Причиной повторной преступности несовершеннолетних, по нашему мнению, в большей степени является неэффективность применения уголовных наказаний и индивидуальной профилактической работы вызванные отсутствием конструктивного взаимодействия между специалистом и несовершеннолетним правонарушителем, что, в конечном счете, приводит к непринятию и отторжению несовершеннолетним любой работы с ним и любой информации, которая идет от специалиста.

 

Наши публикации (2)

Подводим итоги!

2016 год подходит к концу. Хочется подводить итоги. И это мы обязательно сделаем. но пока позвольте представить вам нашу работу второго полугодия уходящего года. 

Подробнее:

применение медиативных технологий в детском саду. опыт наших учеников

Слушатели, прошедшие обучение медиативным технологиям в нашем центре, делятся своим опытом. Этот опыт имеет особое значение для нас, поскольку речь идет о разработанной авторской методики Садовниковой Марианны Николаевны - технологии медиационных решений "Лестница в будущее".

Подробнее:

Стандарты восстановительной медиации Разработаны и утверждены Всероссийской ассоциацией восстановительной медиации 17 марта 2009 г.

Настоящие стандарты разработаны в качестве руководства и источника информациидля медиаторов, руководителей и специалистов служб примирения и органов управле-ния различных ведомств, а также других специалистов и организаций, заинтересованныхв развитии восстановительной медиации в России.

Подробнее:

Восстановительная медиация как технология школьных служб примирения.

Конфликтные ситуации происходят среди учащихся очень часто. Этот факт подтверждается, статистикой правонарушений и преступлений, а так же материалами опросов старших школьников. На первом месте по результатам опроса стоят конфликты с друзьями и одноклассниками (57% и 48% соответственно), на втором месте конфликты с родителями (32%), и на четвертом – с педагогами (12 %). При этом школы, с одной стороны, не стремятся афишировать такие ситуации, чтобы не портить "жизнь ребенку" и статистику - себе, а с другой стороны, не имеют иного способа разрешения, кроме административного, и, как правило, не эффективного воздействия.

Подробнее:

Медиативные технологии и дружественное к ребенку правосудие: региональные аспекты (на примере Иркутской области)

Впервые термин "дружественное к ребенку правосудие" раскрыт в Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 -2017 годы, утвержденной Указом Президента РФ от 1 июня 2012 г. № 761. Под дружественным к ребенку правосудием подразумевается система судопроизводства в отношении детей, гарантирующая уважение прав ребенка и их эффективное обеспечение...

Подробнее:

Значимость использования медиативных технологий специалистом системы профилактики в ресоциализации несовершеннолетних правонарушителей

Значимость использования медиативных технологий специалистом системы профилактики в ресоциализации несовершеннолетних правонарушителей

Подробнее:

Интервью эксперта

Занимаясь уже более 15 лет вопросами детского неблагополучия, замечаю, что решение большинства проблем у нас осуществляется через "устранение негативных последствий". Каждая отдельно взятая ситуация детского неблагополучия требует "...своевременности реагирования, изучения причин и условий, которые способствовали ее наступлению...". За "сухими" формулировками - действенный механизм, который может позволить изменить ситуацию, при грамотном и профессиональном подходе.

Подробнее:

Медиация для детей. Калейдоскоп конфликта!

Каждому ребенку приходилось сталкиваться с конфликтом. Конфликты часто возникают с родителями, с братьями и сестрами, с бабушками и дедушками, в школе – с учителями, другими ребятами, частенько ссорятся ребята и со своими друзьями и подругами.

Подробнее:

Деятельность Фонда «ЮВЕНТА» и АНО «Иркутский центр медиации» в защите прав ребенка: внедрение инновационных технологий в работу с несовершеннолетними в Иркутской области

Проведение социальных процедур медиации с участием несовершеннолетних и семей, находящихся в трудной жизненной ситуации или социально опасном положении в Иркутской области

Подробнее:

РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОРГАНИЗАЦИИ СЛУЖБ ШКОЛЬНОЙ МЕДИАЦИИ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ

1. Актуальность создания служб школьной медиациив образовательных организациях

Подробнее:

Медиация в системе здравоохранения ИЛИ Кому от этого лучше??

По данным социологических опросов, с некачественными медицинскими услугами сталкиваются до половины граждан, обращающихся за медицинской помощью. Но обращаются за защитой своих прав - единицы.Однако, все больше в последние годы становится и судебных исков против лечебных учреждений. Претензии пациентов по поводу нарушения их прав разнообразны.

Подробнее:

Проблемы организации первичной медицинской помощи в образовательных учреждениях. ИЛИ "ПОКА ГРОМ НЕ ГРЯНЕТ..."

Будучи тренерами, профессиональными медиаторами, психологами - команда АНО "Иркутский центр медиации" во уже в течении трех лет аккумулирует информацию о различных проблемных ситуациях, возникающих вокруг детей...В последнее время все чаще и чаще мы стали слышать рассказы мам, бабушек о том, как их ребенка, которому требовалась срочная медицинская помощь, просто отправили из школы домой... Уже дома. вызвав скорую помощь, родители стали осознавать чем все могло закончится, не окажись их дома... не позвони им вовремя ребенок...

Подробнее:

Семейная медиация: понятие, основные характеристики, обзор процедур медиации

Семейная медиация: понятие, основные характеристики, обзор процедур медиацииВсе семьи разные, но все они одинаковы тем, что в каждой случаются конфликты. В одних семьях с конфликтами справляются самостоятельно. К примеру, когда мама и папа способны все обсудить и выяснить. Когда они могут не повышая голоса, сказать друг другу о том, что они чувствуют. А потом, они имеют возможности для принятия совместного решения и для его выполнения.

Подробнее:

МЕДИАЦИЯ И МЕДИАТИВНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В РАБОТЕ С ДЕТЬМИ

Аннотация к статье: в статье рассматриваются проблемы взаимодействия детей и специалистов, работающих с ними. Аргументируется необходимость конструктивного подхода во взаимодействии с детьми и востребованность использования навыков применения медиативных технологий при общении с ним. Обосновывается актуальность применения процедуры квазимедиации сотрудниками системы профилактики для урегулирования возникающих конфликтов.

Подробнее:

Неконструктивное взаимодействие с несовершеннолетними правонарушителями: проблемы индивидуальной профилактической работы

Неконструктивное взаимодействие с несовершеннолетними правонарушителями: проблемы индивидуальной профилактической работыНегативные тенденции повторной преступности несовершеннолетних , актуализируют потребность определения причин такой ситуации и разработки адекватных мер, направленных на их нейтрализацию.

Подробнее:

ВОСТРЕБОВАННОСТЬ МЕДИАТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В СИСТЕМЕ ПРОФИЛАКТИКИ ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Аннотация к статье: в статье рассматриваются тенденции преступности несовершеннолетних на современном этапе, анализируются причины роста повторной преступности несовершеннолетних. Аргументируется необходимость адекватного реагирования на преступность несовершеннолетних посредством внедрения инновационных технологий, в частности медиативных технологий. Обосновывается их актуальность и востребованность применения, приводятся данные, доказывающие эффективность применения медиативных технологий в работе с несовершеннолетними осужденными к лишению свободы.

Подробнее:

Технологии профилактики суицидального поведения несовершеннолетних

Статья посвящена технологиям профилактики суицидального поведения несовершеннолетних. Авторы выделяют основные задачи индивидуальной профилактики. Особое внимание обращено к технологии «психобокс», способной решить эти задачи.Ключевые слова: суицидальное поведение; профилактика; несовершеннолетние; технология «психобокс».

Подробнее:

МЕДИАЦИЯ И МЕДИАТИВНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОТРУДНИКОВ СУБЪЕКТОВ СИСТЕМЫ ПРОФИЛАКТИКИ ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ (часть 1)

Садовникова Марианна НиколаевнаМесто работы: кафедра уголовного права ЮИ ИГУНаучная степень, научное звание: кандидат юридических наук Должность: доцент кафедры уголовного права ЮИ ИГУ

Подробнее:

Деятельность Фонда «ЮВЕНТА» и АНО «Иркутский центр медиации» в защите прав ребенка: внедрение инновационных технологий в работу с несовершеннолетними в Иркутской области (продолжение)

«… Защищать права детей можно по-разному… Эффективно и не очень… Можно создавать сложные государственные механизмы, а можно просто оказывать внимание тем детям, кто его обделен… » М. Садовникова

Подробнее:

Copyright  ©  2016  Иркутский Молодежный фонд правозащитников "ЮВЕНТА" 
Сайт создан в рамках реализации социально значимого проекта «Право на справедливое правосудие. Создание комплексной системы защиты и обеспечения прав и интересов несовершеннолетних, находящихся в конфликте с законом». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015г. № 79-рп и на основании конкурса, проведенного Движением "Гражданское достоинство" (http://civildiginity.ru).